Дмитрий Гиберт, Заместитель генерального директора по техническим вопросам


Если сравнивать с автомобилями, «Инкаб» — это Toyota

На «Камкабеле» я категорически не хотел работать. Потому что это уже достаточно старое предприятие, с очень раздутым штатом и со своими устоявшимися правилами. Гораздо интереснее участвовать в создании нового предприятия с нуля. Поэтому, когда я узнал об открытии в Перми завода по производству оптического кабеля, весной 2007 года я пришел сюда, прошел собеседование и был утвержден на должность руководителя отдела качества. Главным технологом завода по моей рекомендации стал Сергей Яковлев, который к тому времени уже работал на «Кирскабеле». Когда я пришел на завод, здесь была только пустая площадка. Оборудование еще изготавливалось в Финляндии, в помещениях делали ремонт. Когда летом начали монтировать оборудование, стало интересней.

Основной тип брака — несоответствие длины. Например, выполняется заказ на 4 километра кабеля, оборудование останавливается по какой-либо причине, и мы получаем лишь три километра. Конкретный заказчик может от этого кабеля отказаться, тогда продукция отправляется на склад, дожидаться клиента, которого интересует такая длина. Если возникают претензии к качеству кабеля, мы всегда выезжаем на место. Если  случилось такое, что мы отгрузили кабель с поврежденной оболочкой, мы заменяем либо кусок кабеля, либо весь барабан. Если кабель уже смонтирован, то мы можем его перемонтировать за свой счет. Как я уже сказал, мы всегда выезжаем на место, если возникают претензии. И если в 2009-2010 году мне приходилось много путешествовать, то в последние годы я практически никуда не выезжаю.  Сегодня в объемах перерабатываемых материалов даже 1% бракованной продукции – это сотни тысяч рублей, поэтому мы реально боремся за качество. В первые месяцы работы завода брака было очень много. Причина в том, что ни я, ни главный технолог, ни другие специалисты не имели прежде опыта работа с оптикой. Нам пришлось налаживать производство путем проб и ошибок.

Чаще всего проблема не в нашем кабеле, а в квалификации монтажников. Мне приходилось выезжать в другие города из-за жалоб, что волокно не сваривается. Я приезжал, видел, что при разделке кабеля порой используются инструменты вроде канцелярского ножа. Взяли нормальные инструменты – сразу все получилось. При монтаже имеет значение инструмент, при эксплуатации кабеля – арматура и сопутствующие материалы.

В первые годы все испытания я проводил самостоятельно — разделывал кабель, лазил с ним в климатическую камеру. Когда проходила аттестация кабеля для энергетиков, мне приходилось самому сидеть в шапке-ушанке и пуховике в морозильной камере при минус тридцати градусах, вертеть и гнуть там наш кабель. Автоматизированных испытательных установок такого типа нет. Поначалу отдел состоял из меня, инженера отдела-качества и двух-трех контролеров, инженер-испытатель появился позднее. Сейчас отдел качества — это самостоятельно функционирующее подразделение, которое занимается проверкой кабеля и его испытаниями. Я в большей степени работаю с клиентами. Ко мне стекаются все вопросы, которые задают дилеры и конечные клиенты. А также в настоящий момент я разрабатываю и возглавляю новое направление развития Инкаба — компанию Инкаб.ПРО. Инкаб. ПРО имеет амбициозную цель: создать в России культуру проектирования волоконно-оптических линий связи, которая учитывает потребности Заказчиков в применении современных и эффективных решений.

Когда-то мне хотелось, чтобы мы оставались небольшим заводом, но производили исключительно качественную продукцию — своего рода Mercedes в мире кабеля. Высокая рентабельность, исключительный сервис, безупречное качество, небольшая доля рынка… Мне пояснили, что задача предприятия — максимально распространить свой продукт, сделать его доступным и стать за счет этого лидером рынка. Я не хотел расширения производства просто потому, что не был уверен в достижении этих целей, но все получилось. Если вновь сравнивать с автомобилями, то «Инкаб» сегодня — это Toyota.

Есть много заводов, которые выпускают, в общем-то, неплохой кабель. Мы отличаемся тем, что постоянно находимся в процессе совершенствования, оптимизируем свои процессы, эффективность производства, конструкцию кабелей. За счет этого нам удается выпускать более качественный кабель за более приемлемую цену. Увидев наши результаты, некоторые из конкурентов начали перестраиваться. Так что мы способствуем развитию рынка.