Александр Таланкин, Инженер по обслуживанию оборудования


Клан Таланкиных

Раньше я работал механиком в «Дав-авто», «Верре моторс», но искал работу со стабильной заработной платой. На «Инкаб» в далеком 2007 году меня пригласил мой родственник, который работал на производстве. Затем сюда контролером устроилась моя мама, позднее — брат. Сейчас у нас здесь сформировался своеобразный клан Таланкиных, в компании работает порядка десятка моих родственников, включая двух моих двоюродных братьев и сестру, бывшего тестя. Стоит сказать, что наш семейный клан не является чем-то необычным для предприятия, у нас в порядке вещей, что люди работают целыми семьями. Это объяснимо — отличная работа, молодой коллектив, доброжелательная атмосфера.

Я застал то время, когда работники получали сдельную заработную плату, которая зависела от километров выпущенного кабеля. На заводе развернулось настоящее соцсоревнование, все пытались перевыполнить все возможные планы, следили за результатами. Как раз в то же время на производство поставили и запустили новое оборудование, которое с легкостью позволило справляться с поставленными задачами и перевыполнить план. В один из месяцев зарплаты получились просто заоблачными, но, разумеется, в следующем месяце система мотивации была откорректирована. Мы расстроились, конечно, но никто с завода не ушел.

Первые четыре года работы мне было очень интересно работать оператором. Даже зарплата была второстепенной, больше интересовал сам процесс. Затем я уже основательно изучил производство и перешел на работу по обслуживанию оборудования. У каждого работника производства есть возможности роста — он может стать мастером, инженером, технологом. Мои навыки, приобретенные на прошлой работе, помогли мне в работе оператора, а навыки оператора помогают в работе инженером. Это интересная работа, я даже ищу что-то в интернете, когда нужно узнать что-то о нашем оборудовании. Чтобы получать еще больше новой информации я даже записался на курсы английского языка, которые компания проводила для своих сотрудников. Посещал я их недолго, поскольку после ночной смены сложно что-то усваивать.

Производство весь год работает круглосуточно. Небольшой перерыв делаем лишь с 29 декабря по 3 января. В течение рабочего дня мы целый день находимся на производстве, лишь иногда отлучаясь для закупки деталей. Если что-то на производстве ломается, то мы выезжаем в любое время дня и ночи для того, чтобы устранить неисправность. В среднем, в месяц получается примерно 16 часов переработки. Мы сами к этому относимся нормально, но жены недовольны. Случается всякое — рвутся ремни, ломаются двигатели. Операторы не умеют и не имеют права устранять неполадки самостоятельно. Приходится ездить и на новую производственную площадку в Нестюково.

В прошлом году на 8 марта мы собрались с женой отметить этот праздник и тут меня вызвали на производство — случилась небольшая авария. Все инженеры в эту ночь приехали на завод, мы просидели здесь с десяти часов вечера до шести утра, но проблему нам удалось устранить.

Считаю, что наш директор — большой молодец, он достаточно открытый для общения, с ним практически всегда можно поговорить. Если бы он открыл какое-то новое предприятие, то большинство сотрудников не раздумывая пошли бы за ним. У нас сменная работа, поэтому корпоративные мероприятия посещать приходится нечасто. Помню как-то выезжали на пейнтбол. К сожалению, не удалось подстрелить никого из руководства компании.